Геноцид индейцев в Америке


В Америку (ту, которая нынче США) раньше можно было попасть довольно просто. Достаточно было совершить определенное преступление, и билет в один конец тебе был бы обеспечен. Так, англичане депортировали своих уголовников в Америку ещё в 17-м столетии, а вот после окончания местной гражданской войны дело пошло довольно плохо - слишком высоко стали цениться здоровые мужики, а плантаторы, к которым обычно уголовники попадали в руки, желали, естественно, видеть у себя здоровых работников.



В 1717 году Георг I включил в Акт о пиратстве статью, распространявшую вывоз в Америку на исправительные работы различных воров и контрабандистов шерсти. В 1718 году вывоз распространили на браконьеров (за убийство оленя). После этого количество преступлений, за которые высылали в Америку, постоянно росло. В 1751 году разрешили вывозить тех, кто крал тела казненных, в 1753 - тех, кто женился вне церкви, чуть позже - мошенников, а также воров из шахт по добыче свинца и т.д. (насильники, грабители, бунтовщики, грабители почт и барж, незаконно стрелявшие (?), воры овец, фальшивомонетчики, конокрады, поджигатели...). Высылали на срок от 7 до 14 лет, а те, кто незаконно возвращались в Англию досрочно, подлежали смертной казни. При этом осужденных продавали судовладельцам по 3 (позднее по 5) фунтов, а те, в свою очередь, продавали их плантаторам по 10 фунтов (женщин, правда, по 8 фунтов). Вот так вот, не просто высылали, а ещё и с выгодой. Все это затихло из-за Семилетней войны и отделения США, хотя уже в 1786 году в Австралии начали строить первую колонию для уголовников, куда ссылали (но уже не в частные руки) до 1867 года.

 

 

Действительный, а не придуманный смысл истории Америки.

 

Ещё в 17 столетии северо-американский континет населяли приблизительно 150 миллионов (!) местных жителей, которых по ошибке назвали "индейцами", когда они были как раз, что ни на есть истинные американцы, а теперешние - на самом деле приезжие европейцы. 

Эти 150 миллионов местных жили своей цивилизацией. Суть этой цивилизации заключалась в жизни в гармонии с природой. Индейцы брали от природы только то, что было надо для жизни, - не больше! Они не старлись извлечь никакой выгоды, никакого сюрплюса, никакой прибавочной стоимости! - Нечего им было делить! - Понятно? Надо - взял. Не надо? - Не берёшь. Понятно и дураку. Слово "Выгода", "сверху" "имение лишнего" - отстутстовало в их словаре. 

 

Но за это Природа давала им с избытком. Сотни миллионов животных свободно бродили по американскому континету - их никто не трогал! Миллиарды птиц иногда затмевали небо - их никто не трогал! Белка, говорят, могла от Атлантического побережья пропрытать пол-Америки только по веткам деревьев, пока не начинались прерии, на которых паслись миллионы бизонов - их никто не трогал! Вода в реках пенилась от рыбы - её никто не трогал! И так, индейцы жили в гармонии с природой, и не имели никаких проблем, и не нуждались ни в чём, и ни в ком. 

Французский криптоеврей Жан Жак Руссо, своё понятие, что у человечества его "золотой век" - "светлое будщее" давно позади, взял с наглядного примера Америки, примера, который находилась у у него под носом. Основой жизни индейцев-исконных американцев были только принципы нравственности, чести и достоинства. "Выгоды" - у индейцев не было даже понятия. 

Индейцы таким образом - как в раю, могли продолжать жить сколько угодно тысяч лет, как они и жили всегда до этого. Но не тут-то было, к этому времени в Европе уже давно царила еврейская цивилизация, которая в основу своего функционирования кладёт принцип "выгоды", "сюрплюса", "выкачки", а значит порождает проблему "присвоения" или "собственности". Еврейская цивилизация имеет в своей основе мичуринский принцип "Не будем ждать милостей от природы - взять и, естественно, присвоить их, - наша задача". 

Америку открыли евреи - точка! Как и сейчас, когда евреи основали новое государство Израиль, и возникла проблема, кем этот Израиль заселить, и тогда под фальшивыми идеологиями, как скот погнали в этот Израиль евреев из восточно-европейских стран и СССР; так же и после открытия Америки у Евреонала встал вопрос - как "раскрутить" Америку в свою пользу? А для этого надо было заселить Америку людьми с еврейской философией. Откуда взять столько евреев? - Вот в чём встал вопрос! Для этого, сразу после открытия Америки, в конце 15 века, и весь 16 век, еврейские талмудисты и еврейские христианские схоластики Европы разрабатывали основы иудизированного христианства - протестантизма, который, как и иудаизм, ставит во главу угла не христосовый принцип "любви", а принцип выгоды - "Золотого тельца". 

Тут же, в начале 16 столетия, произведя в Европе иудейскую революцию в Христианстве под ложным названием "реформации", то есть в переводе с латинского языка , хорошо известную русскому читателю "перестройку", (именно ту, которая кончается перестрелкой, отстрелом и добиванием), Евреонал начал грузить на свои корабли, (и пусть для вас не будет секретом, что во все века и времена владельцами торовых кораблей были только еврейские торговцы), собранный по всей Европе сброд: бандитов, проституток и уголовников со всей Европы (каким другим идиотам тогда хотелось ехать безвозвратно на другой конец света, кроме полностью асоциальных элементов насильно отгружаемых туда?) и отправлять их в Америку, снабжая этот сборд самым современным стрелковым оружием для отстрела местных жителей, которые такого оружия не имели.

Запомните,вся настоящая история первых 300 лет обоснования европейцев в Америке, это - Геноцид, Геноцид и ещё раз самый безжалостый Геноцид! Одновременно с отгружаемым в Новый Свет европейским сбродом, тысячи криптоеврейских христианских миссионеров устремились с 16 века в Америку проповедовать прибывающему евреопейскому сброду старую иудейскую сказочку о том, что Бог дал избранным людям Америку как "землю обетованную" с молочными реками и кисельными берегами; но чтобы завладеть ими, надо только выкосить полностью всё местное население - как это сейчас происходит в Палестине, а чуть позже будет происходить и в России, поскольку русские для "избранных людей" - теже индейцы - только русские. 

К сожалению для "избранных", средства уничтожения людей тогда были ещё не совершенные: кремниевые ружья, пороховые пушки. Однако евреи и тогда уже вовсю применяли биологическое оружие в виде смоченных оспенными выделениями одеял, по-троянски приносившимся в дар индейцам. 300 лет - весь 17, 18 и 19 век, смысл всей жизни в Америке был только один: - геноцид, геноцид, геноцид индейцев. 

За скальп индейца все эти триста лет вооружённому до зубов европейскому пьяному сброду, евреями выдавалась денежная награда. Вместо индейцев, которые отказывались так просто записаться в рабы новоприбывающего еврейско-европейско сброда, еврейские корабли стали срочным порядком завозить в канадалах пойманных в Африке негров. И процесс замены человеческого материала пошёл... 

Но индейцев было так много, что должны были стрелять все привезённые евреопейцы - от детей до глубоких стариков и женщин. Все эти 300 лет Евреонал снабжал весь этот перевозимый в Америку уголовный сброд самым совершенным стрелковым оружием. Единственно, с техническим прогрессом ещё было тогда ещё медленновато, и это давало местным жителям возможность яростно обороняться. Но когда в середине 19 века шведским евреем Нобелем были изобретёны нитроцеллюлёза, пириоксилин и динамит, - это дало возможность разработать автоматическое оружие и современые пушки. И тогда всех индейцев кончили буквально за меньше чем 50 лет. 

Таким образом, к началу 20 века индейская проблема в Америке вместе с индейцами исчезла совсем. И теперь, Уотсон, я перехожу к ответу, с чего мы начали. - Нужны Евреоналу вооружённые до зубов американцы? - Да также как и сами индейцы. Одно слово - Нет, Нет и Нет! Однако на протяжении всех 300 лет расправы с местными жителями Америки, европейцы приросли к понятию, что они имеют право на владение личным оружием. Вы знаете, Уотсон, сколько единиц стрелкового оружия находится на руках американцев? - Во много раз больше, чем самих американцев, а их сейчас 300 миллионов человек! И на каждого приходится по нескольку стволов! 

Вот и представьте себе, Уотсон, если Евреонал завтра захочет произвести геноцид самих европейцев на территории Америки, то есть всех современных американцев, по типу, как это было легко сделано ещё сто лет назад в безоружной России, или позже в Германии, Вьетнаме, Камбодже и т.д. - Как это сделать, когда с накопленным оружием, каждый американский дом или квартира - это укреплённый дот. Как пустишь еврейских комиссаров в кожаных кошерных тужурках и красной звездой на фуражках по домам, чтобы выводить гоев и расстреливать прямо тут же у стен? - Не получится! - Самоубийство! Значит, что? - Правильно, Уотсон, - надо конфисковать всё накопленное у американцев частное огнестрельное оружие! - Но одна проблема! 

- Американцы за уже 400 лет срослись со своим личным оружием. - Но ничего, не таков Евреонал, чтобы не добиваться своего. А как лучше всего вызвать у американского общественного мнения отвращение к личному оружию? - Правильно, Уотсон - использовать его для убийства школьников, детей. 

Вот с некоторых недавних пор и зачастили в американские школы наёмные убийцы Евреонала и начали отстрел школьников. Пресса обеспечивает максимум паблисити с этих случаев именно заруливая мораль всех случаев в сторону запрещения владения любым огнестрельным оружием в Америке. - Вся оратория Евреонала расписана как по нотам! - Очень уж опытный режиссёр и дирижёр проводит партию. Нетрудно догадаться, что Евреонал своё дожмёт. 


даём перевод описания Америки, какой её увидели англичане в то же самое время, когда протопоп Аввакум увидел озеро Байкал, Сибирь. Перевод даётся из книги Вильяма Вогта "Дорога к выживанию". Стр. 113. Нью-Йорк 1944 год. 

" Половина Америки был сплошной лес. Реки были чистейшие. Наводнения были, но они не имели таких разрушительных последствий как сейчас. Реки кишели рыбой. Лосось даже на восточном побережье был настолько в изобилии, что для слуг делалось указание в меню, чтобы они не включали лосося более стольких-то раз в неделю. Лобстеры (океанские раки) лежали по всему атлантическому побережью длинными брёвнами. Бобры сновали по берегам рек и вся Америка была полна ими. В то время как испанцы искали золото, наши охотники прочёсывали территорию, добывая бобровые шкурки. Дичь была в таком изобилии, что можно было вообще не заниматься сельским хозяйством и жить только дарами природы. Куропатки и тетерева, а именнно, тетёрки http://en.wikipedia.org/wiki/Heath_Hen из семейства, к которым принадлежат все эти куропатки, глухари, тетерева, вальдшнепы выпархивали из под ног. Глухари и рябчики, были самой дешовой пищей, и подстрелить их можно было просто выпалив наугад по полянке. Жирные дикие, так называемые, "пасажирские" голуби http://en.wikipedia.org/wiki/Passenger_pigeon, которые были тогда одной из самых многочисленных птиц в мире, перелетали с севера на юг и обратно, застилая небо, и наблюдатели определяли их численность "тысячами миллиардов". Дикую индейку отстреливали от Бостона до Техаса и она стала символом Дня Благодарения. Леса Америки были источником древесины во всё Западном мире ещё в восемнадцатом столетии. Из этой древесины строились как крепкие грузовые суда Англии, так и быстроходные клиппера Америки. Леса стояли в их первобытной чистоте и их вырубка была очень простой и прибыльной. Люди говорили, что белки могли прыгать от побережья Атлантики и до Миссисипи по деревьям, ни разу не спрыгнув на землю. А на Западе был такой мощный пояс крепких лесов, типа красного дерева и эвкалиптового дерева, которые вообще росли столетиями. Между лесами лежали острова полей и лугов. На влажном Атлантическом побережье травы вздымались до высоты лошадиного седла. В направлении Запада, по мере уменьшения влажности и дождей, травы становились все короче и ниже. Более 75 миллионов бизонов бродили от севера к югу и обратно между Канадой и Мексикой и к западу от Пенсильвании, не нанося травам никакого ущерба. Антилопы шныряли везде так, что охотники били их просто беспечно. Рябчики и тетерева http://en.wikipedia.org/wiki/Greater_Prairie_Chicken игнорировались охотниками, которые не считали их ценнее заряда дроби. Везде пели свои песни эскимосские кроншнепы http://en.wikipedia.org/wiki/Eskimo_curlew, но когда стало выгодно их поставлять на рынок, то этих эскимосских кроншнепов стали бить массовым порядком, и охотники горами на телегах стали свозить их на рынки . К 1900 году кроншнепы считались уже исчезнувшими. Почва была чернозёмом вся, из которого любая растительность пёрла до неба. Средний Запад - тот регион, котрый сейчас занят под то, что мы называем сейчас "Кукурузный Пояс", был одним из самых плодородных поясов на планете. Но ещё более плодородные почвы существовали дальше на запад, на пшеничных землях Канзаса и Небраски, хотя там дожди были и более нерегулярными. Огромная площадь между рекой Рио-Гранде ( в Мексике), и озером Виннипег (в Канаде), и между Тихим и Атланитическим океаном, то есть практически вся Америка, если бы эту площадь использовали с умом а не разграбили хищнически, могла бы быть человеческим раем. Но затем, - в Америку вторглись европейцы...." 

Вот этом и вся проблема, в Америку вторглись "европейцы" с их мичуринским лозунгом "Не надо ждать милости от природы, взять их наша задача". И они взяли и превратили их в личные "бабки", виллы, роскошные лимузины и картины еврейских художников. А теперь эти "европейцы" "кооптировали Россию в "европейскую цивилизацию" и вторглись и в Россию и Сибирь. Мозговой трест этих "европейцев" или "европейской цивилизации" - КримИнтерн, и пресловутая "евреопейская цивилизация" - это по сути синоним КримИнтерна. И они не успокоятся, пока КримИнтерн не опустит конец нефтяного трубопровода в Байкал и не будет постоянно "кончать" в него нефтью, испытывая при этом перевозбуждение и оргазм от триллионов долларов, которые они смогут напечать за счёт недр России. Россию ждёт участь самой Америки, а Америка сейчас это отравленная земля - "цивилизованная отравленная помойка" с пластмассовыми загородками комиксы о доблестных ковбоях, которые "героически" уничтожают толпы индейцев.

__________________________________________________________________

 

Речь индейского вождя Сиэтла, с которой он выступил в 1854 г.

«Один вождь — другому “вождю”»

Великий Вождь из Вашингтона извещает, что желает купить нашу землю. Великий Вождь также посылает нам весть дружбы и доброй воли.
Он очень добр, ибо мы знаем, что наша дружба — слишком малая плата за его расположение. Однако мы обдумаем Ваше предложение, ибо понимаем, что если не продадим землю, бледнолицый придет с ружьями и отберет её силой.
Как вы сможете купить небо или тепло земли? Эта мысль нам непонятна. Если мы не распоряжаемся свежестью воздуха и всплесками воды, то как вы можете купить их у нас?
Для моего народа каждая пядь этой земли священна. Каждая сверкающая сосновая шишка, каждый песчаный берег, каждый клочок туман в темном лесу, каждая поляна и каждая жужжащая мошка — все они святы для памяти и чувств моего народа. Сок, текущий в стволах деревьев, несет в себе память краснокожих.
Вступив на путь среди звезд, усопшие бледнолицые забывают страну своего рождения. Наши усопшие никогда не забывают этой прекрасной земли, ибо она — мать краснокожих. Мы — часть этой земли, и она часть нас самих. Душистые цветы — наши сестры, олень, конь, большой орел — наши братья. Горные вершины, сочные луга, теплое тело мустанга и человек — все они одна семья.
Когда Великий вождь из Вашингтона говорит, что хочет купить у нас землю, он требует от нас слишком многого. Великий вождь извещает, что он оставит нам место, чтобы мы жили в удобстве. Он станет нам отцом, а мы станем его детьми. Но всё не так просто, ибо для нас эта земля — священна.
Эта сверкающая вода, текущая в ручьях и реках, — не просто вода, а кровь наших предков. Если мы продадим вам землю, вы должны помнить, что она священна. Вы должны учить своих детей тому, что она священна, и любой призрачный отблеск в чистых водах озер повествует о делах жизни и памяти моего народа. Журчание воды — это голос отца моего народа. Реки — наши братья, они утоляют нашу жажду. Реки переносят наши каноэ и кормят наших детей. Если мы продадим вам землю, вы должны помнить и учить ваших детей, что реки — наши братья и ваши братья; и впредь вы должны относиться к рекам с той же добротой, с какой относитесь к своему брату.
Краснокожий всегда отступал перед идущим вперед бледнолицым, как горный туман отступает перед утренним солнцем. Но прах наших отцов свят. Их могилы — священные места, и потому эти холмы, деревья и участки земли стали для нас святыми. Мы знаем, что бледнолицый не принимает наших мыслей. Для него один участок земли ничем не отличается от другого, ибо он — чужак, который приходит ночью и берет от земли всё, что захочет. Для него земля не брат, а враг, и он идет вперед, покоряя её. Он оставляет могилы отцов позади, но это его не заботит. Он похищает землю у своих детей, но это его не заботит. Он забывает о могилах отцов и о правах своих детей. Он относится к своей матери-земле и к своему брату-небу как к вещам, которые можно купить, ограбить и продать, как овцу или яркие бусы. Его жадность пожирает землю и оставляет за собой пустыню.
Я не понимаю… Наши мысли отличны от ваших. Зрелище ваших городов — боль для взора краснокожего. Возможно, что так происходит потому, что краснокожие — дикари, и они многого не понимают. В городах бледнолицего нет тишины. В них нет такого места, где можно послушать, как весной распускаются почки, как шелестят крылья насекомых. Возможно, что я просто дикарь и многого не понимаю. Мне кажется, что шум только оскорбляет слух. Разве это жизнь, если человек не может расслышать одинокий крик блуждающего огонька или ночной спор лягушек у пруда? Я — краснокожий, я многого не понимаю. Индейцы предпочитают мягкое звучание ветра над водами пруда, запах этого ветра, омытого полуденным дождем и пропитанного ароматом сосновой смолы.
Для краснокожего воздух — сокровище, ибо одним (им) дышит все живое: и зверь, и дерево, и человек дышат одним дыханием. Бледнолицый не замечает воздуха, которым дышит. Он не ощущает зловония, как человек, который умирает уже много дней. Но если мы продадим вам свою землю, вы должны помнить, что для нас воздух — сокровище, что воздух делится своим духом со всем живым. Тот ветер, который вдохнул дыхание в наших дедов, принимает их последний вздох. И этому ветру предстоит наполнить духом жизни наших детей. Если мы продадим вам свою землю, вы должны держаться в стороне от неё и относиться к ней как священной, как к тому месту, куда даже бледнолицый сможет прийти, чтобы ощутить вкус ветра, сладкий от луговых цветов.
Мы обдумаем ваше предложение купить нашу землю. Если мы решим принять его, я поставлю одно условие: бледнолицый должен относиться к животным этой земли как к своим братьям. Я — дикарь, я не могу думать иначе. Я видел тысячи мертвых бизонов в прериях — их оставил бледнолицый, стрелявший из проходившего мимо поезда. Я — дикарь, и я не могу понять, как дымящийся железный конь может быть важнее бизона, которого мы убиваем, только оказавшись на краю гибели. Что будет с человеком, если не станет зверей? Если все звери погибнут, люди умрут от полного одиночества духа. Чтобы ни случилось с животными, это случается и с человеком. Всё взаимосвязано.
Вы должны учить своих детей тому, что земля у их ног — прах наших предков. Тогда они будут почитать эту землю и рассказывать своим детям, что в земле кроются жизни нашего рода. Учите своих детей тому, чему учим своих детей мы, а мы говорим им, что земля — наша мать. Что бы ни случилось с землей, это случается и с её детьми. Когда человек плюет на землю, он плюет в самого себя.
Вот что мы знаем: не земля принадлежит человеку, а человек принадлежит земле. Вот что мы знаем: всё в мире взаимосвязано, как кровь, которая объединяет целый род. Всё взаимосвязано. Чтобы ни случалось с землей, это случается и с её детьми. Не человек плетёт паутину жизни — он лишь одна нить в ней. Если он делает что-то с паутиной, то делает это и самим собой.
И всё же мы обдумаем ваше предложение уйти в ту резервацию, которую вы приготовили для моего народа. Мы будем жить в стороне от вас, мы будем жить спокойно. Не так уж важно, где мы проведем остаток своих дней. Наши дети уже видели своих отцов униженными поражением. Наши воины уже ощутили стыд. После поражения их жизнь обернулась праздностью, и они губят свои тела сладкой пищей и крепкими напитками. Не так уж важно, где мы проведем остаток своих дней. Их осталось не так много. Лишь несколько часов, всего несколько зим, и не останется ни одного сына великих племен, которые когда-то так любили эту землю и которые сейчас скитаются малыми группами в лесах. Никто не сможет оплакивать тот народ, который когда-то был столь же могуч и полон надежд, как ваш. Зачем же мне оплакивать смерть своего народа? Племя — это всего лишь люди, ничего больше. Люди приходят и уходят как морские волны.
Даже бледнолицый, чей Бог идет рядом и говорит с ним, как друг, не может избежать всеобщей судьбы. В конце концов, быть может, мы еще станем братьями — посмотрим. Но мы знаем нечто такое, что бледнолицему предстоит когда-нибудь узнать: у нас с вами один Бог. Сейчас вы считаете, что владеете своим Богом точно так же, как хотите овладеть нашей землей, но это не так. Он — Бог всех людей и равно сострадает и краснокожим, и бледнолицым. Для Него эта земля — сокровище, и причинять вред этой земле означает поднимать руку на её Творца. Бледнолицые тоже уйдут, хотя быть может позже, чем остальные племена. Продолжайте пачкать свое ложе, и однажды ночью вы задохнетесь в собственных отбросах. Но в своей гибели вы будет ярко пылать, объятые пламенем мощи Бога, который привел вас на эти земли и по некой особой причине наделил вас господством над этой землей и над краснокожими. 
Для нас такая судьба — загадка, ибо мы не понимаем, зачем нужно убивать бизонов, зачем приручать диких лошадей, зачем нарушать таинственные думы леса тяжелым запахом толпы людей, зачем пятнать склоны холмов говорящими проводами.
Где заросли? Их нет. Где орёл? Его нет. Почему нужно прощаться с быстрым пони и охотой? Это — конец жизни и начало выживания .
Мы обдумаем ваше предложение купить нашу землю. Если мы согласимся, то будем в безопасности в обещанной вами резервации. Так мы сможем прожить короткий остаток своих дней так, как захочется нам. Когда с этой земли исчезнет последний краснокожий, а памятью о нём будет только тень облака, парящего над прерией, в этих берегах и лесах по-прежнему сохранится дух моего народа, ибо он любит эту землю, как новорожденный любит сердцебиение своей матери . Если мы продадим вам эту землю, любите её так, как любили её мы. Заботьтесь о ней так, как заботились о ней мы. Сохраните в своей памяти вид этой земли, какой она была, когда вы забрали её. И всеми своими силами, всеми своими мыслями, всем сердцем сберегите её для своих детей — и любите её так… как Бог любит всех нас.
Мы знаем одно: у нас с вами один Бог. Для Него эта земля — сокровище. Даже бледнолицым не избежать всеобщей судьбы. В конце концов мы еще можем стать братьями. Посмотрим.