Орион и Дракон – вечное противостояние



АНГКОР

СВЯЩЕННЫЙ ГОРОД В КАМБОДЖЕ

 Знакомясь с информацией об Ангкор-Ват в интернете обнаружил, что практически везде написано одно и тоже, проще говоря, списано с одного источника, только многие почему-то не указывают этот источник, как будто сами писали. Я воспользуюсь тем же источником, однако укажу и первоисточник, который многие не указывают. Первоисточник это книга автора Грэма Хэнкока и Санта Файя "Зеркало небес, или поиск пропавшей цивилизации". Связь между Ангкором и небом установил Джон Григсби, который работал вместе с Хэнкоком в 1996 году. Привожу первоисточник, чтобы любой при желании мог ознакомится с более подробной информацией на эту тему, а я лишь приведу отрывки и немного прокоментирую.



Название (источник Википедия): Скорее всего, название «Ангкор» происходит от слова ‘нагара’ (санскр. : नगर), означающего «город». По-кхмерски оно читается как ‘ноко’ (кхмер. «королевство, страна, город»), однако в просторечии кхмерам гораздо удобнее произносить ‘онгко’. Последнее очень созвучно с близким крестьянам понятием урожая, и может быть, в буквальном смысле, переведено как «собранные рисовые зёрна».
 Название (источник "Зеркало небес …"): "Ангкор" хотя и считается искаженным санскритским словом "нагара" ("город"), имеет в древнеегипетском языке точное значение "бог Гор живет". Возможны также варианты перевода словосочетания Анх-Хор: "Пусть живет Гор", "Гор живет" и "Жизнь - Гору". (источник "Зеркало небес …")

 

География: Точная привязка линий долготы в сетке, которой мы пользуемся сегодня, является вопросом политическим. В соответствии с конвенцией, принятой повсеместно лишь в XIX веке, первая линия этой сетки — нуль градусов долготы, так называемый "нулевой меридиан", — проходит через Королевскую Гринвичскую обсерваторию в Лондоне. Пирамиды Гизы стоят на 31,15 градуса восточнее Гринвичского меридиана, древний Гелиополис на 31,2 градуса восточной долготы, а храмы Ангкор-Вата — на 103,5 градуса. То есть расстояние между священной землей Гизы — Гелиополиса, где правили мудрецы, что шествовали астрономической "дорогой Гора", и святой землей Ангкора, чье название "Анххор" дословно означает "бог Гор живет", составляет с небольшим округлением геодезически важную величину 72 градуса долготы (103° – 31° = 72°).


СВЯЗЬ МЕЖДУ ДРАКОНОМ И АНГКОРОМ 

 

Давайте теперь мысленно взлетим еще выше над священным комплексом, чтобы охватить своим взором все его 300 квадратных километров. Большой прямоугольник Ангкор-Вата и в четыре раза больший квадрат Ангкор-Тхома расположены на западной стороне раскинувшегося под нами ландшафта. В пределах 25 километров к востоку и 15 километров — к северу, окруженные джунглями, но все же различимые, виднеются руины многих других храмов, построенных теми же кхмерскими богоцарями, которые воздвигли и более крупные монументы. Малые или большие, эти храмы повторяют в своих очертаниях геометрию космической мандалы, или янтры.

Связаны ли они друг с другом? Может быть, следует рассмотреть их в совокупности как некую мандалу, воспроизводящую в большом масштабе какие-то космические очертания?

Среди уцелевших триумфальных надписей Джаявармана VII, кхмерского короля, который построил Ангкор-Тхом и Байон в XII веке н. э., обнаружена загадочная фраза на стеле, откопанной на территории королевского дворца: "Страна Камбу (Камбоджа) аналогична небу". (Вот тут очень интересный момент, поскольку Египет так же аналогичен небу. В герметическом тексте, известном под названием «Асклепий», есть слова,  цитата: "Разве ты не знаешь, Асклепий, что Египет есть образ неба или, точнее, что все правящее и движущее небом спустилось в Египет и пребывало там? Поистине наша земля — это всемирный храм")  У человека, знающего о древнеегипетском дуализме "небо — земля", естественно, возникает вопрос; не отражает ли оно практику возведения на Земле архитектурных моделей или "копий" конкретных небесных звезд или созвездий?

В 1996 г Джон Григсби, 25-летний соискатель докторской степени, собирая для нас базу данных об Ангкоре, сделал блестящее открытие. Оказывается, подобно тому, как три Великих пирамиды Гизы в Египте моделируют звезды Пояса южного созвездия Ориона так и главные сооружения Ангкора моделируют волнистую спираль северного созвездия Дракона.

Храмы Ангкора в точности повторяют созвездие Дракона!

Сомневаться в этой корреляции не приходится: соответствие между главными звездами созвездия Дракона и по меньшей мере 5 главными храмами-пирамидами Ангкора слишком явное, чтобы назвать его как-либо еще. Более того, это соответствие распространяется еще на ряд соседних созвездий, расположенных в этой же части звездного неба. Поэтому единственный вопрос, который при этом требует ответа, - является ли такое соответствие случайным совпадением или результатом сознательной деятельности. Но, как указывает Григсби:
"Если это совпадение, то совершенно удивительное. И заключается оно не только в том, что звезды Дракона расположены подобно храмам Ангкора, с учетом ориентации по сторонам света расстояние между звездами соотносится как расстояние между храмами, причем с высокой точностью, если учесть, что все это является результатом довольно сложного процесса, входе которого приходилось опираться не на подробные фотографии созвездия а на нарисованные вручную карты. Существует определенный допуск на погрешность, с которой человек наносит звезды на карту, а затем переносит эту карту на имеющую сложный рельеф местность площадью в сотни квадратных километров, не имея возможности контролировать ход строительства с воздуха. С учетом этого вероятность того, что звезды Дракона служили шаблоном при разбивке Ангкора, еще повышается.

Причем не только звезды Дракона, но и расположенные неподалеку Алькайд и Кохаб, которые образуют в небе прямую линию с Тубаном — у которого также есть "случайная"аналогия на Земле — и Денеб в созвездии Лебедя, которому соответствует храм в Западном Мебоне. Примечательно и то, что эти храмы возводились на протяжении примерно 250 лет, и имеются свидетельства того, что при этом использовались места более древних построек (например, Байон, Бафуон и Фимеанакас). Поэтому вполне возможно, что положение храмов наносились на карту еще тогда, когда затевалась вся стройка".

Но вот вопрос: когда же она планировалась? В поисках ответа на этот вопрос мы наткнулись

на довольно экстраординарную загадку.

 

1150 ГОД НАШЕЙ ЭРЫ 

Для проверки гипотезы Григсби о связи между Драконом и Ангкором мы использовали ту же компьютерную программу "Скайглоуб 3,6", которая выявила астрономический "шаблон", по которому возводились в Гизе три Великих пирамиды и Великий Сфинкс. Основным преимуществом этой программы является то, что она позволяет рассчитать влияние прецессии на положение звезд и точно имитировать картину звездного неба, что дает возможность наблюдать ее в том виде, как она могла бы выглядеть с любой точки поверхности Земли, в любую эпоху с точностью до конкретного месяца, дня, часа и минуты.  Григсби не рассматривал вопрос о дате, когда могла выполняться корреляция "Дракон — Ангкор", он просто упомянул, что она носит общий характер и очевидна во все эпохи. Нам же представлялось, что если она объективно существует, то должна поддаваться датировке. Мы рассудили, что если размещение храмов на Земле действительно является результатом сознательной акции по воспроизведению положения звезд Дракона, то прецессиональные расчеты должны ответить нам на вопрос, какое точно небо копируют храмы — иначе говоря, небо какой эпохи.

Существуют бесспорные археологические и текстологические свидетельства того, что храмы Ангкора были построены конкретными и известными кхмерскими монархами, почти все они правили в течение четырех столетий между 802 и 1220 гг. н. э. Поэтому мы предположили, что если корреляция носит сознательный, а не случайный характер, то она должна соответствовать картине неба в эти четыре столетия; поскольку прецессионные изменения на протяжении такого срока почти неразличимы, можно считать, что небо с начала до конца четырехсотлетнего периода почти не изменяется,

В начале нашего исследования мы отталкивались от даты 1150 г. н. э., когда скончался Сурьяварман II, "Защищаемый Солнцем", кхмерский божественный монарх, который воздвиг Ангкор-Ват как свой погребальный храм. И, поскольку Ангкор-Ват несомненно является самым крупным и сложным сооружением во всем комплексе Ангкор, "главным храмом", мы решили уделить особое внимание его твердой и бескомпромиссной ориентации "восток—запад", которая выделяет его в качестве "равноденственного" (в том же смысле, что "равноденственным" является Сфинкс — то есть нацеленным и в некотором смысле обозначающим, провозглашающим точное направление на восход и закат солнца в день весеннего равноденствия). Сознательное смещение оси Ангкор-Вата на 0,75 градуса к югу от чисто восточного направления и на те же 0,75 градуса к северу от западного является частью общего замысла храма и служит для наблюдателя "трехдневным предупреждением" о наступлении равноденствия. Этот эффект был хорошо описан в журнале "Сайенс":

В день весеннего равноденствия наблюдатель, стоящий на южном краю первого отрезка дороги (прямо перед входом в западные ворота), мог видеть, как солнце встает прямо над макушкой центральной башни Ангкор-Вата. Тремя днями позже восход Солнца прямо над центральной башней можно наблюдать уже с середины дороги, ведущей к западным воротам... Это точное наблюдение солнца в день весеннего равноденствия чрезвычайно важно.

 

Поскольку нам эти рассуждения были известны, мы решили, что следует обратить внимание на небо над Ангкором на рассвете в день весеннего равноденствия в 1150 г. н. э. Нам казалось, что такая прикидка была бы хорошим тестом для корреляции "Дракон-Ангкор". Если именно в этот, весьма примечательный момент соответствие действительно имело бы место, то точка зрения Григсби получила бы новое подтверждение. С другой стороны, если бы корреляция не выполнялась над Ангкором в день весеннего равноденствия в 1150 г. н. э., то вроде бы снижалась вероятность того, что застройка сознательно производилась по "астрономическому шаблону".

Дракон — созвездие северное, околополярное в высоких широтах. Поэтому оно незначительно перемещается в восточном или западном направлениях во время своего ночного путешествия. Скорее, оно медленно обращается вокруг северного небесного полюса. Отсюда следует, что для наблюдения за созвездием Дракона взор наблюдателя должен быть обращен на север. Также отсюда вытекает, что если храмы Ангкора были задуманы как "копия" Дракона на Земле, то их тоже следует наблюдать, глядя на север. Вообще говоря, в идеале проверку действительности предлагаемой корреляции следовало бы производить в тот момент, когда наблюдатель, расположившийся строго к югу от Ангкора, смог бы на рассвете посмотреть прямо на север и "увидеть" (разумеется, в воображении) великие геометрические стены и храмы и, прямо над ними, в северном небе, распластавшегося по меридиану змея-дракона созвездия Дракон. Ясно, что подобный "мысленный образ" мог бы только укрепиться за счет уверенности, присущей опытным астрономам, в точном положении всех звезд в небе,независимо от того, видны они или нет, в полдень или в полночь, на закате или на рассвете. Иначе говоря, хотя все звезды в небе "проглатываются" светом восходящего солнца по крайней мере за полчаса до действительного момента восхода, мы были готовы предположить, что астрономы с такой квалификацией, которая обеспечивала ориентацию Ангкор-Вата, вполне могли бы, подобно своим современным коллегам, рассчитать точное положение Дракона в небе в момент восхода солнца в любое утро.

Итак, "СкаЙглруб" переносит нас назад, в 1150 г. н. э., в день весеннего равноденствия. 6 часов 23 минуты утра! На востоке из-за горизонта выглядывает половина солнечного диска. В этот момент Дракон распростерся на меридиане в той точке своего ночного маршрута, которая у астрономов называется "верхней кульминацией", — но совсем не в том положении, на которое мы рассчитывали. По сравнению с раскинувшимися на земле храмами Ангкора, созвездие оказывается, как ни странно, "вверх ногами", то есть повернутым на 180 градусов.
Мы заставили программу прокрутить весь суточный цикл неба в поисках времени, когда Дракон окажется в том же положении, что храмы. Такой момент наступает через 12 часов, ровно в 6.23 пополудни, точное время "нижней кульминации" созвездия. Увы, но при этом корреляция тоже не наблюдается. Занимая "правильное" положение, Дракон теперь (в 6.23 вечера) находится далеко под линией горизонта, то есть заведомо вне зоны видимости.

Мы решили дать корреляции еще шанс и прогнали через программу сначала весь 1150 г., а затем и всю эпоху с IX по XIII столетие, чтобы проверить, был ли хоть один момент, когда Дракон находился над горизонтом в нижней кульминации. С некоторым удивлением мы установили, что такого момента не было, причем по вполне простой причине: в рассматриваемую эпоху восхождение (высота над горизонтом) созвездия было слишком мало, так что нижняя кульминация всегда происходила за горизонтом. Иными словами, в период, когда, насколько нам известно, были построены храмы Ангкоры, не было вообще ни одного случая — в том числе и в дни весеннего равноденствия, — чтобы Дракон находился над северной линией горизонта в своей нижней кульминации. Первой нашей инстинктивной реакцией было счесть это свидетельством того, что корреляция скорее всего носит характер случайного совпадения. Впрочем, случайное оно или нет, но очень трудно игнорировать тот факт, что храмы точно воспроизводят взаимное расположение основных звезд созвездия Дракона в его нижней кульминации, а также то обстоятельство, что все эти звезды находились в небе над Ангкором (и, разумеется, на меридиане) на рассвете в день весеннего равноденствия в 1150 г. Правда, проблема в том, что они в это время были в верхней кульминации, то есть "вверх ногами". Насколько серьезна эта проблема? И действительно ли она является аргументом в пользу того, что корреляция случайна? Не кажется ли вам слишком странным, что все звезды и храмы точно соответствуют друг другу за исключением того, что небесный "шаблон" повернут ровно на 180 градусов по отношению к "модели" на Земле?

Прецессия — это двигатель, которой очень медленно "вращает небо", с периодом в 25 920 лет; так же медленно при этом она изменяет высоту, на которой звезды пересекают меридиан. Не может ли случиться так, что компьютерный поиск обнаружит такую эпоху, когда Дракон находился на большей высоте и поэтому мог оказаться выше северного горизонта (а не ниже) так, чтобы храмы точно ему соответствовали?

Схематичное изображение прецессии земной оси

Как не вспомнить о Гизе, где корреляция между Небом и землей была совсем не идеальной в 2500 г. до н.э., когда, как предполагают, были сооружены пирамиды и Сфинкс, но зато, как показывает компьютерная имитация, полная аналогия наблюдалась на рассвете в день весеннего равноденствия в 10 500 г. до н. э. И как не вспомнить, что пирамиды и Сфинкс как будто специально задуманы, чтобы подвести к пониманию грандиозных изменений, которые претерпевают небеса в течение длительного прецессионного цикла. Вы помните, что этот цикл развивается со скоростью в 1 градус за 72 года? А теперь вспомните, что Ангкор находится на 72 градуса восточнее Гизы, где стоят пирамиды и Сфинкс. И хотя нет абсолютно никакого археологического свидетельства того, что в Ангкоре в 10 500 г. до н. э. велось какое-либо строительство (да и вообще, что там обитали люди), мы чувствовали, что просто обязаны проверить, как выглядело небо в эту далекую эпоху. Поскольку восход солнца в день весеннего равноденствия в 10 500 г. до н. э. приходится на тот момент, когда вся картина земли и неба приходит в точное соответствие, включая нахождение Ориона на меридиане, мы дали компьютеру задание: имитировать небо над Ангкором именно на рассвете в день весеннего равноденствия в 10 500 г. до н.э. И не ошиблись: как по заказу, Орион оказался точно на юге, на меридиане — точно, как в Гизе; единственная разница состояла в изменении перспективы, вызванном более низкой широтой Ангкора — 13 градусов 26 минут северной широты по сравнению с 30 градусами 3 минутами Гизы. И, как по заказу, Лев оказался точно на востоке, прямо над восходящим солнцем, как в Гизе. Единственное отличие — небольшой наклон созвездия в результате изменения широты.

Потом мы поручили компьютеру посмотреть на север, хотя никогда не уделяли внимания северному сектору неба над Египтом и не рассчитывали увидеть там ничего особенного. И были удивлены, обнаружив, что в момент восхода солнца в день весеннего равноденствия в 10 500 г. до н. э. созвездие Дракона оказалось точно на севере посередине неба, распростершись на меридиане достаточно высоко над горизонтом и точно воспроизводя в небе расположение на Земле главных храмов Ангкора. Таким образом, здесь, как в Гизе, также существует определенный момент прецессионного цикла, когда наблюдается точное соответствие между земной и небесной картинами, причем весьма удаленный в прошлое. Примечательно, что в обоих случаях этот момент совпадает! Интересно также, что храмы Ангкора не моделируют какое-либо случайное созвездие и не повторяют те два созвездия, которые использовались в Гизе, а именно Ориона и Льва, которые отмечали юг и восток в рассветном небе в день весеннего равноденствия в 10 500 г. до н. э.; вместо этого они моделируют извивающееся, подобно змее, созвездие Дракона, которое в этот самый момент находится точно на севере.

 

Итак, в Гизе стоят "храмы Ориона" в виде Великих пирамид, выглядевших подобно Ориону в 10 500 г. до н. э., и "храмы Льва" в виде Сфинкса с львиным телом и примыкающими сооружениями, воспроизводящие Льва образца того же года. И если существует некая тайная связь между Гизой и Ангкором, то разве не было бы вполне логично, чтобы последний продолжал эту линию, имитируя на нескольких сотнях квадратных километров созвездие Дракона, "Старого Змея", в том виде, как оно выглядело в 10 500 г. до н. э.?


Выдержки из книги Хэнкока "Следы богов".

Звезды Бьювэла и камни Уэста.


В 1993 году было сделано ошеломляющее открытие, которое показало, что нам еще предстоит многое узнать о Древнем Египте. И сделал его, кстати, не какой‑нибудь заядлый археолог, старательно просеивающий пыль веков, а чужак, специалист в совершенно другой области.


Это был Роберт Бьювэл, бельгийский инженер‑строитель со склонностью к астрономии, обнаруживший в небе то, что упускали из виду специалисты, привыкшие смотреть только в землю под ногами. А увидел Бьювэл следующее: в тот момент, когда звезды, входящие в состав пояса Ориона, пересекают меридиан Гизы, они располагаются в южном небе хоть и почти на одной прямой, но не совсем. Две нижние звезды, Ал‑Нитак и Ап‑Нилам, образуют идеальную диагональ квадрата, а третья, Минтака, оказывается, смещена влево от наблюдателя, то есть к востоку. И что любопытно: как мы видели в главе 36, именно так на плато Гизы размещены три загадочные пирамиды. Бьювэл обнаружил, что на плане некрополя Гизы Великая пирамида Хуфу соответствует положению Ап‑Нитак, Вторая пирамида (Хафры) занимает место Aп‑Нилам, а Третья пирамида (Менкаура) смещена к востоку по отношению к диагонали, образуемой двумя остальными, завершая, таким образом, то, что производит впечатление огромной диаграммы участка звездного неба.

Неужели пирамиды Гизы действительно играют такую роль? Я знал, что последняя работа Бьювэла, которую очень тепло приняли математики и астрономы, подтверждает его подозрения.

Он показал (подробнее об этом см. в главе 49), что эти три пирамиды действительно являются своего рода точной картой трех звезд из пояса Ориона, причем не только точно отображают их взаимное расположение, но и характеризуют своими относительными размерами их звездную величину. Более того, эта карта имеет, продолжение к северу и югу, включая ряд других объектов на плато Гиза, причем опять с безошибочной точностью. Однако самое удивительное в астрономических упражнениях Бьювэла впереди: несмотря на то что некоторые особенности Великой пирамиды связаны астрономически с эпохой пирамид, монументы Гизы в целом так размещены, что образуют карту неба (а она, как известно, меняет свой вид в результате прецессии равноденствий) не так, как она выглядела в эпоху IV династии около 2500 года до н.э., а так, как она выглядела (и только так!) около 10450 года до н.э.

 

***


Свидетельство Уэста связано с несколькими ключевыми сооружениями, а именно с Великим Сфинксом и Храмом долины в Гизе и, намного южнее, таинственным Осирионом в Абидосе. Он утверждает, что поверхность этих находящихся в пустыне монументов имеет несомненные признаки водной эрозии; вода же, как среда, вызывающая эрозию, могла быть в достаточном для этого процесса количестве лишь во время влажного, «дождливого» периода, который сопровождал массовое таяние льдов в XI тысячелетии до н.э. Следствием обнаружения этого характерного быстро протекающего вида эрозии является то, что Осирион, Сфинкс и другие связанные с ними сооружения возведены до 10000 года до н.э.

Один английский журналист, ведущий расследование, таким образом характеризует ситуацию:

«Уэст – настоящий кошмар для академического мира; представьте себе, что приходит какой‑то чокнутый со стороны со своей тщательно продуманной, хорошо представленной, связно изложенной теорией, полной данных, которые они не могут опровергнуть, и выдергивает коврик у них из‑под ног. Что им остается делать? Они все игнорируют. Думают, что пройдет… а оно не проходит.»

 

Причина, по которой новая теория никак не могла «пройти», несмотря на то что ее отвергло стадо «компетентных египтологов», состоит в том, что она завоевала широкую поддержку со стороны ученых другой специальности – геологии. Доктор Роберт Шох, профессор геологии Бостонского университета, сыграл важную роль в подтверждении оценок Уэстом подлинного возраста Сфинкса, "и его позицию поддержали почти 300 участников ежегодной конференции Геологического общества Америки в 1992 году. Начиная с этого момента преимущественно втайне от широкой аудитории стала разворачиваться острая дискуссия между геологами и египтологами. И хотя очень немногие могли так же активно участвовать в ней, как Джон Уэст, в центре дискуссии, по существу, стал вопрос о полном перевороте во взглядах на эволюцию человеческой цивилизации.

 

Согласно Уэсту:

 

«Нас уверяют, что эволюция человеческой цивилизации – это прямолинейный процесс развития от глупого пещерного жителя к нам – умникам, со всеми нашими водородными бомбами и полосатой зубной пастой. Но доказательство того, что Сфинкс на много тысяч лет старше, чем думают археологи, и что он, в частности, появился на много тысяч лет раньше династического Египта, означает, что некогда, в далеком‑далеком прошлом, должна была существовать высокоразвитая и сложная цивилизация – как утверждают все легенды.»

 
Мои собственные путешествия и исследования последних четырех лет открыли мне глаза на ошеломляющую возможность того, что эти легенды могли оказаться правдой; именно поэтому я вернулся в Египет, чтобы встретиться с Уэстом и Бьювэлом. Я был потрясен тем, как их доселе независимые исследования убедительно сошлись в одной точке, где оказались астрономические и геологические следы пропавшей цивилизации, которая могла возникнуть (а могла и не возникать) именно в долине Нила, но, похоже, присутствовала здесь в одиннадцатом тысячелетии до н.э.

 

В заключение своего выступления на собрании Ассоциации Шох сказал: "Хорошо известно, что траншея вокруг Сфинкса в конкретных условиях пустыни Сахары заполняется песком очень быстро, в течение нескольких десятилетий. Его приходится периодически выгребать. И так было с древнейших времен. И все равно вы имеете возможность наблюдать этот характерный эрозийный профиль на стенах траншеи. Чтобы объяснить это, нет другого выхода, как согласиться с моей логикой: этот характерный износ тела Сфинкса и траншеи восходит к тем далеким временам, когда в этом регионе было больше осадков, выше была влажность, на плато Гизы чаще шли дожди."

Шох признал, что он не первым из геологов обратил внимание на «аномальный характер выветривания тела Сфинкса, связанный с осадками». Он, однако, оказался первым из тех, кто участвовал в публичном обсуждении последствий этого открытия для исторической науки. Правда, при этом он подчеркивал, что его дело – геология:

Мне говорят снова и снова, что, насколько нам известно, у жителей Египта не было ни технических, ни организационных возможностей для того, чтобы вырубить Сфинкса из скалы в додинастические времена… Я же считаю, что это не моя проблема, так как я – геолог. Я не пытаюсь снять с себя ответственность, но на самом деле выяснить, кто высек Сфинкса – это задача египтологов и археологов. Если результаты моих находок противоречат их теории развития цивилизации, значит, может быть, им пора пересмотреть эту теорию. Я не говорю, что Сфинкса сделали атланты, или марсиане, или пришельцы из космоса. Я просто следую по тому пути, по которому меня ведет наука, а она меня ведет к выводу, что Сфинкс был сделан намного раньше, чем считалось… 

 

***

Корни открытий, сделанных Бьювэлом в Гизе, восходят к 60‑м годам, когда египтолог и архитектор доктор Александр Бадави и американский астроном Вирджиния Тримбл показали, что южная шахта камеры царя в Великой пирамиде была, как пушечный ствол, нацелена на пояс Ориона в Эпоху пирамид – около 2600‑2400 годов до н.э.

Бьювэл решил проверить южную шахту камеры царицы, которую Бадави и Тримбл не исследовали, и обнаружил, что в Эпоху пирамид она была нацелена на Сириус. Это было подтверждено немецким инженером Рудольфом Гантенбринком в результате измерений, выполненных при помощи робота «Упуат» в марте 1993 года. Это тот самый робот, который обнаружил подъемную дверь‑заслонку, перекрывающую шахту на расстоянии около 60 метров от камеры царицы. При помощи ультрасовременного бортового клинометра маленькая машинка сумела впервые измерить наклон шахты с высокой точностью: 39°30'.

 

Как объясняет Бьювэл:

 

«Я проделал вычисления, и они показали, что шахта была нацелена на прохождение Сириуса через меридиан в эпоху, близкую к 2400 году до н.э. В этом сомневаться не приходится. Я также произвел пересчет данных Бадави и Тримбл касательно Пояса Ориона с учетом результатов измерения южной шахты камеры царя Гантенбринком. Согласно его измерениям, угол наклона составляет ровно 45 гра дусов, в то время, как Бадави и Тримбл пользовались несколько более грубыми измерениями Флиндерса Петри (44°30'). Новые данные позволили мне уточнить результаты Бадави и Тримбл. При этом я обнаружил, что шахта была точно нацелена на Ал‑Нитак, нижнюю из трех звезд Пояса Ориона, которая пересекала меридиан на высоте 45° около 2475 года до н.э.»

Вплоть до этого момента выводы Бьювэла не противоречат хронологическим выкладкам ортодоксальных египтологов, которые обычно датировали возведение Великой пирамиды 2520 годом до н.э. То есть получается, что данные Бьювэла указывают даже на постройку чуть более позднюю, чем принято считать.

 

Как уже известно читателю, Бьювэл сделал еще одно открытие, способное обеспокоить гораздо больше. Оно тоже связано со звездами Пояса Ориона:

 

«Они расположены с наклоном на юго‑запад по отношению к оси Млечного Пути, в то время как пирамиды тоже наклонены на юго‑запад по отношению к оси Нила. Если внимательно посмотреть в ясную ночь, можно увидеть, что наименьшая из трех звезд, та, что наверху, которую арабы называют Минтака, немного смещена к востоку от прямой, на которой лежат две другие звезды. Эта картина воспроизводится на Земле, где пирамида Менкаура так же смещена к востоку от прямой, образованной пирамидой Хафры (аналог средней звезды, Ал‑Нилам) и Великой пирамидой, которая изображает звезду Ал‑Нитак. Совершенно очевидно, что три монумента размещены по единому плану, который с высокой точностью моделирует расположение этих трех звезд… Таким образом в Гизе изобразили на Земле Пояс Ориона.»

Дальше – больше. Используя сложную компьютерную программу, способную определить вызванные прецессией изменения в наклонении всех видимых звезд в любой части мира в любую эпоху, Бьювэл установил, что положение пирамид приближенно воспроизводит положение звезд Пояса Ориона всегда, но точно соответствует ему только в одном случае:

 

В 10450 году до н.э.  – и только! – расположение пирамид на Земле точно отражает расположение звезд в небе. Я имею в виду идеальное соответствие, безошибочное, и это не может быть случайным, поскольку весь комплекс правильно отображает два достаточно необычных небесных явления, которые происходили только в это время. Во‑первых, абсолютно случайно, Млечный Путь, как он был виден в Гизе в 10450 году до н.э., точно воспроизводил меридиональное направление долины Нила; во‑вторых, к западу от Млечного Пути три звезды Пояса Ориона находились на минимальной высоте согласно циклу прецессии, причем Ал‑Нитак, соответствующая Великой пирамиде, пересекала меридиан под углом  11°08'.

Читатель уже знаком с тем, как прецессия земной оси заставляет восход Солнца в день весеннего равноденствия мигрировать по зодиакальному кругу с периодом около 26 тысяч лет. То же самое происходит и с наклонением, всех видимых звезд, вызывая, в случае созвездия Ориона, постепенное, но заметное изменение высоты. Так, от самой высокой точки прохождения меридиана (58° 11 над южным горизонтом в Гизе) за 13 тысяч лет Ал‑Нитак спускается до самой низкой точки, последний раз зафиксированной в 10450 году до н.э., которая увековечена в камне на плато Гизы – то есть 11°08'. В течение следующих 13 тысяч лет звезды Пояса снова медленно поднимутся, пока Аль‑Нитак не вернется на 58°11'; в следующие 13 тысяч лет они снова спустятся до 11°08' и т. д. Этот цикл – вечен: 13 тысяч лет вверх, 13 тысяч лет вниз, вверх‑вниз, и так всегда.

 

В Гизе мы видим в точности конфигурацию 10450 года до н.э. – как‑будто некий архитектор явился сюда в ту эпоху и решил устроить на Земле огромную карту, используя природные и искусственные объекты. На этой карте направленная вдоль меридиана долина Нила изображает Млечный Путь в его тогдашнем направлении. Три пирамиды изображают три звезды – в точности, как они тогда выглядели. И три пирамиды он поставил относительно долины Нила так, как расположены три звезды относительно Млечного Пути. Это оказался очень умный, очень амбициозный и очень точный способ обозначить эпоху – если хотите заморозить конкретную дату в архитектуре…

 

СНОВА ИЗ "ЗЕРКАЛА НЕБЕС"

Строители Ангкора работали по некоему поступившему извне единому проекту, который они по каким-то причинам должны были претворить в жизнь в течение определенного отрезка времени. Существование аналогичного проекта в Гизе в 2500 г. до н. э. также могло бы объяснить тайну внезапного возникновения великих египетских пирамид и связанных с ними более мелких сооружений в Саккаре (это та самая пирамида Джосера, построенная Имхотепом, информация о которой есть в книге"Сэнсэй IV") с "Текстами Пирамид".

Эти огромные культурные достижения IV, V и VI династий не имели ни прецедента, ни последующих аналогов. И точь-в-точь как пирамиды, храмы, барельефы и надписи в Ангкоре, они были завершены в течение примерно 420 лет (с 2575 по 2152 г. до н. э.).
Джаяварман II мог привезти этот проект с собой, когда прибыл в Камбоджу "из-за морей" в 800 г. Либо он мог получить его от ученого брамина, "искусного в магии", который посвятил его в богоцари в 802 г. Мы можем только строить предположения. Его сорокалетнее "кружение" вокруг площадки, как и поведение последующих монархов, согласуется с осуществлением проекта. В общем, такое впечатление, что каждый из кхмерских властителей вносил вклад, соответствующий его собственным возможностям: одни ограничивались единичным храмом, построенным в том или ином месте, другие — особенно это относится к Сурьяварману II и Джаяварману VII — возводили на протяжении сравнительно короткого отрезка времени целую череду крупных монументов. К тому же мало кому из этих монархов удавалось насладиться миром: большинство было вынуждено защищать свои границы от вторжения враждебных варварских орд и одновременно продолжать возводить в пойме Меконга в соответствии с предписанием 72 крупных сооружения, которые позволили справедливо назвать Камбоджу землей, "Подобной небу".

Число 72  встречается в Ангкоре и в другом виде, я не стану на этом подробно останавливаться, моя задача привести отрывкисвязывающие Ангкор с небом и Египтом. Начало строительства Ангкора явно связано с появлением Сокровенника, который видимо передал Джаяварману II либо одному из его приближённых, возможно брамину, ту самую "Звёздную карту", о которой упоминается в книге "Сэнсэй IV. Исконный Шамбалы" и по которой строил Имхотеп. Отрывок приводился в теме "Энергетическая конструкция человека. Усечённая пирамида с навершием", я не стану его дублировать.

Жизнь и труды Джаявармана VII заслуживают особого изучения. На протяжении 38 лет своего правления он целеустремленно и энергично возводил не только огромную стену, ограждающую Ангкор-Тхом, но и храмы Та-Пром, Бантей-Кидей, Неак-Пеан, Та-Сом, Сра-Сранг, так называемую Террасу Слонов и Террасу Прокаженного Короля (обе - на территории Ангкор-Тхома), Крол-Кро, Пра-Палилай, Прасат-Суор-Прат, Пра-Хан и, последним по порядку, но не по значению, Байон.

Можно понять ученых, которые объявляют Джаявармана мегаломаном, а побудительным мотивом его гаргантюанской строительной программы — сладкий зов гипертрофированного эго: "неисчерпаемая сила воли на службе мании", как выразился один критик. Однако среди его сооружений так много тех, которые соответствуют основным звездам созвездия Дракона, что вряд ли это можно было бы объяснить простой случайностью. Кроме того, несколько объектов являются земными отражениями приметных звезд из соседнего созвездия Малой Медведицы — причем в таком положении, которое они занимали на рассвете в день весеннего равноденствия в 10 500 г. до н. э.

 

Комплекс сооружений, возведенных Джаяварманом VII и отображающих небо на земле, включает в себя Ангкор-Тхом, Та-Пром (1186 г.), Бантей-Кидей (который считают самым ранним из его храмов), Неак-Пеан, Та-Сом, Сра-Сранг, Пра-Хан (1191 г.) и самый последний — яркий и внушительный Байон, завершенный в 1219 г. непосредственно перед его смертью.

Современные историки, объясняющие эту лихорадочную строительную программу мегаломанией, называют ее "строительной оргией с коротким, но насыщенным периодом титанической, почти сумасшедшей архитектурной активности". Хотя в надписях, которые мы цитировали в предыдущих главах, Джаяварман выглядит совсем не эгоцентричным психом. Напротив, он ясно говорит, что его храмы были частью грандиозного плана, цель которого – добыть "амброзию бессмертия" для "всех тех, кто борется в океане существования". Известно также, что он считал монументы Ангкора эффективным инструментом в этом поиске, благодаря их особым свойствам "мандал разума".

 

***

Легко заметить, как перекликаются с точки зрения древних поведение и космические функции Ориона и Дракона. Это, кстати, подтверждается и научными наблюдениями, констатирующими их связь посредством великих космических качелей прецессионного цикла, которые раскачиваются вверх-вниз подобно маятнику Времени. Охватывающая тысячи лет компьютерная имитация показывает нам, как с подъемом Ориона на южном меридиане неуклонно опускается Дракон на северном. Когда Дракон достигает крайнего нижнего положения, Орион достигает крайнего верхнего. Затем начинается вторая половина цикла, когда Дракон поднимается, а Орион опускается. Движение "вверх" длится чуть меньше 13 000 лет, столько же длится движение "вниз". Так и продолжается — вверх-вниз, 13 000 лет — туда, 13 000 — обратно, в соответствии с собственными вечными целями и законами.

Особенно интригует то, что небесно-земные планировки Ангкора и Гизы зафиксировали наивысшую точку траектории Дракона и наинизшую — Ориона, иначе говоря, конец одной половины цикла прецессии и начало другой. Это наблюдалось, как мы знаем, около 10 500 г. до н.э.; в эту эпоху северный полюс эклиптики находился точно к северу от небесного северного полюса на рассвете в день весеннего равноденствия, и тогдашнее расположение звезд было принято за образец для размещения на Земле монументов Ангкора и Гизы.
Тот золотой век давно минул. С тех пор мешалка прецессии успела повернуть небесный полюс на половину окружности относительно полюса эклиптики. Маятник Ориона-Дракона качнулся почти до предела в противоположную сторону, и сегодня Дракон находится вблизи наинизшей точки, а Ориона — наивысшей.

Иными словами, как в 10 500 г. до н. э., стоящие у врат бессмертия часы небесного времени готовы начать обратный отсчет. Всякий, кто знаком с герметической формулой "внизу, как наверху", должен воспринимать эту ситуацию как знак того, что грядут великие перемены; будут они к лучшему или худшему — зависит в значительной степени от собственного выбора и поведения человечества.

Хороши слова автора в последнем абзаце, не правда ли? Интуиция хорошая штука.

В ЗАКЛЮЧЕНИЕ 

Можно подвести небольшой итог под всем вышенаписанным:

В Египте на плато Гиза обозначена звёздная карта участка неба с созвездием Ориона;

На 72 градуса восточнее расположены храмы Ангкора которые так же отображают участок неба созвездия Дракона (змеи);

Орион на юге поднимается, а Дракон на севере опускается. Цикл около 13 тысяч лет. Затем Орион опускается, Дракон поднимается. Этот цикл вечен и об этом цикле было известно тысячи лет назад;

Ученым было установлено, что в ходе этого цикла 3 звезды орионского «пояса» все время скользят по меридиану: то они расположены вверху, набирая высоту над горизонтом, то внизу – теряя высоту над горизонтом в то момент, когда проходят меридиан. В этом цикле самая низкая точка соответствует 10 500 году до н. э, а вот самую высокую точку можно наблюдать после 2000 года нашей эры;

Сфинкс так же указывает на 10 450 год до н.э. (Эдгар Кейси утверждал, что Сфинкс был построен между 10 490 и 10 390 годами до н. э.);

(!!!) Сооружения на плато Гиза и в Ангкоре указывают на одну дату, либо интервал 10500-10450 гг до н.э. Что это за дата такая, почему её так стремились обозначить? Возможно, что примерно каждые 13 тысяч лет на земле происходят некие изменения, глобального масштаба, катаклизмы, землетрясения, наводнения, извержения вулканов. Они, каким-то образом связаны с маятником Ориона-Дракона. Соответственно нам обозначили нулевую точку, время последнего катаклизма, указали цикл построив сооружения в Египте и Камбодже, чтобы мы, посмотрев в небо, определили нулевую точку и, зная цикл, могли предположить, когда же нам стоит ждать следующих таких глобальных перемен. Можно переписать историю человечества хоть сто, хоть двести раз, но звёзды на небе Архонтам не подвластны, руки коротки;

(!!!) Есть 0, есть временной отрезок, есть инструкция с помощью которой можно избежать глобальной катастрофы… что ещё надо!?

 
Приведу ещё отрывок из книги "Сэнсей. Исконный Шамбалы"

 

«— Ну как, если человечество в целом было оценено как духовно прогрессирующее сообщество, то оно сохранялось. А если в нём преобладает больше от зверя, то есть материальная сущность, то повторяется та же история «глобальных катаклизмов», что произошла с некоторыми другими предшествующими цивилизациями. А на «разведение» материи для душ следующей цивилизации оставляли не более 1/10 части от общего количества людей… Человечество само выбирает для себя путь, а действия Шамбалы — это лишь последствия этого выбора.»

 

P.S.

Исследователи из Гарварда  под руководством Михаила Петаева представили подтверждения того, что 13000 лет назад комета столкнулась с Землей, что привело к гибели древних жителей Северной Америки.

В образцах льда, добытых в Гренландии, ученые обнаружили платиновую пыль - весьма плотные отложения, которые образовались 13 000 лет назад.  Платина - космического происхождения. Из чего и был сделан вывод: источник  -   комета.

Кроме этого, некоторые исследования показывают,  что примерно  13 000 лет назад в Северном полушарии началось резкое похолодание. Которое могло быть вызвано падением небесного тела  - кометы, из-за попадания  в  атмосферу после удара миллионов тонн пыли и влаги.

В 2007 году исследователи под руководством Джеймса Кеннетта из Калифорнийского университета в Санта-Барбаре нашли россыпи  микроскопических шариков, которые образуются  в результате быстрого нагрева породы до примерно 2000 градусов. В результате удара небесного тела о земную твердь такой быстрый нагрев возможен.

Позднее Кеннетт  обнаружил  материал, похожий на плавленое стекло, в тонком слое осадочных пород в США. По оценкам, он сформировался примерно 13 тысяч лет назад при температуре не менее 2000 градусов. Правда, сама комета, скорее всего, упала на территорию современного Ирана. Но кометное вещество забросило аж на соседний континент.

Похолодание длилось около 500 лет. Возможно, именно оно и погубило американских аборигенов. Они исчезли примерно 13 тысяч лет назад вместе с крупными животными того периода, на которых они охотились...

Поделись! Не скупись!